02.03.2018 1:43

» Я не могу смотреть видео, где лежат мои девочки и из-под них стекают лужи крови!»- в деле о ДТП на Сумской потерпевшие начали давать показания

Анна Комар — жительница Кременчуга, выходит на видеосвязь с судом в Харькове.

Ее допрашивают первой, по скайпу.

Она говорит, что не помнит, как оказалась на месте аварии. Только в больнице она узнала, что попала в ДТП.

Молодая девушка, которая стала инвалидом второй группы, заверила, что денег от семьи Зайцевой на лечение она не брала и просила больше не привлекать ее к процессу.

Последнее, что помнит киевлянка Оксана Нестеренко — чай с подругой и билет на поезд домой. Сейчас она не может обходиться без посторонней помощи, ее колено не сгибается, она передвигается на костылях.

На реабилитацию уйдет от полугода до года

ОКСАНА НЕСТЕРЕНКО, потерпевшая

Я хочу як можна швидше повернутися до нормального життя, чотири місяці мені складно знаходитись у такій ситуації, що я від когось мушу залежати як фізично, так і фінансово.

Также суд заслушал показания Юрия Неудачина и Жанны Власенко.

Молодые люди тоже признавались, что у них провалы в памяти.

Жанна вообще говорит, что из-за травмы головы у нее из памяти стерлась неделя до аварии и сама дата — 18 октября.

Эти пострадавшие не отказались от помощи семьи Елены Зайцевой и получили по пятьдесят тысяч гривен.

Во время свидетельств жертв ДТП подозреваемые Геннадий Дронов и Елена Зайцева сохраняют спокойствие, никаких эмоции на их лицах не видно.

Зато в зале не выдерживают нервы у многих присутствующих.

Людмила Фабриз, которая похоронила свою внучку Настю и дочь Аллу Сокол, почти все время рыдала, когда рассказывала, как она узнала о смерти своих девочек

ЛЮДМИЛА ФАБРИЗ, потерпевшая

В морг я рвалась, меня не пустили, сын ездил на опознание, но опознать дочку вообще не мог — это было сплошное мясо. Он не мог. Ему сказали- посмотрите спину, там был шрамик…и куртки мне вынесли , две куртки окровавленные и потом похороны, а на похоронах я не могла проститься с лицами, все лица были окровавленные. изуродованные, это мне пережить — не знаю, как…

Людмила Фабриз не взяла 100000 гривен от матери Елены Зайцевой.

Сестра погибшей Нины Кобысевой тоже от помощи отказалась.

Женщина говорит, что ее родители до сих пор в шоке, сама она теперь не может спокойно переходить дорогу, очень боится

ТИНАТИН ШЕВЦОВА, потерпевшая

Я не уявляю, як інші потерпілі, які, на щастя, вижили, але я боюсь пішодних переходів, коли я зі своєю дитиною перехожу, я стараюся стояти якомога далі, ми завжди чекаємо, щоб не було жодної машини, це нанесло велику травму…У батька проблеми з серцем…

Адвокат Дмитрий Марцонь представляет в суде интересы трех семей, которые не взяли деньги, говорит, что подготовить сегодня к допросу людей было очень трудно

ДМИТРИЙ МАРЦОНЬ, адвокат потерпевших

Адвокат Зайцевой клонит, что было какое-то возмещение материальное, но в отношении людей, которых я представляю, в –первых, его не было, оно не было принято и не была согласована сумма для возмещения вреда. Требуется чтобы стороны договорились, и это только после согласия произошло перечисление

Прокуратура признает, это заседание было очень эмоциональным, удалось допросить лишь часть пострадавших

ВИТА ДУБОВИК. пресс-секретарь прокурора Харьковской области

Питань зі сторони прокуратури і захисту було дуже мало, питання стосувались моменту дтп і моменту компенсації від сім*ї обвинуваченої

Следующее заседание по делу о ДТП на Сумской назначено на 6 марта.

Источник

Величайшая спортсменка в истории зимних Олимпиад завоевала свою восьмую золотую олимпийскую медаль Харьковчане просят горсовет штрафовать хозяев собак, не убирающих за ними На улице Грековской провалилась под землю часть тротуара Яма на яме. Харьковчане продолжаются жаловаться на бездорожье в городе и области Харьковский работник миграционной службы приобрел авто за миллион

Лента новостей