07.12.2018 14:13

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

В канун Нового года новую жизнь решили начать многие важные фигуры на телерынке. Кадры перемещаются с одного канала на другой, а кто-то и вовсе уходит в никуда.

Как заболивая няня я дала вам отойти от шока, полученного после прочтения новости об уходе Владимира Бородянского из StarLightMedia, а теперь готова сообщить еще одну, не менее шокирующую.

Отслужив на «Новом канале» верой и правдой 20 лет, вещатель покидает Виктория Бурдукова — директор Творческого объединения №1. 31 декабря станет ее последним рабочим днем на канале.

Признаюсь честно, когда до меня дошли слухи об этом, я сильно удивилась. И чтобы получить ответы на все интересующие вопросы, напросилась к Виктории на интервью — к счастью, она ответила согласием. Наша беседа проходила в пока еще родных стенах «Нового канала».

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

Кабинет Виктории — настоящий музей. Тут тебе и все перчатки, и таблички, и «Телетриумфы»

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

И фото с Эллен ДеДженерес

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

И много, много дипломов

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

Серебряная кнопка Youtube, принадлежащая «Ревизору», тоже тут

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

Особая гордость — монтажный лист одной из программ The Ellen Show. И автограф продюсера шоу — Мэри Коннелли

– Виктория, давайте начнем с главного. Спустя 20 лет работы на «Новом канале» вы приняли решение уволиться. Почему? Это как-то связано с трансформацией?

– Нет. Вернее, не совсем. Я еще с мая находилась в состоянии… принятия решения что ли. Трансформация просто подтолкнула к этому. Я 20 лет работаю на одном и том же предприятии, живу «Новым каналом», и, честно говоря, немножко устала. Хочется попробовать что-то еще. Хотя на самом деле, взявшись недавно составлять резюме, много чего обнаружила. Оказывается, это вообще такое интересное занятие, когда ты 20 лет не искала работу. Я даже составлять резюме не умела! Добыла форму и начала вспоминать… Спасибо, что есть Facebook и Google, потому что там были точные даты запуска моих проектов. В общем, перечислила все заслуги и достижения, «Телетриумфы», написанные форматы и Библии, «Тэфи», которые были получены по этим Библиям. Убедилась, что последний свой неприбыльный проект я сняла еще в 2014 году. Остальные были финансово очень успешными. Оказалось, ничего так у меня биография — хоть на пенсию иди (смеется). Но, наверное, не смогу. В моей жизни был один эпизод, когда я два месяца сидела без работы. Выгрызла мозг всем, начиная с себя. Потом прогрызла голову мужу, он не выдержал и выгнал меня на работу. На «Новый канал». Надолго (улыбается).

– Как отреагировали на ваше решение Локотко и Бородянский?

– Я разговаривала с обоими. Владимир Локотко совершенно искренне и неоднократно пытался убедить этого не делать, говорил, что в новой структуре есть место и работа. Но, по сути, мне предлагалось все то же самое, а именно от этого я устала. Потому мотивации менять решение у меня не было. Бородянский говорил то же самое.

– Он, кстати, тоже уходит… Что вы об этом думаете?

– Ну, это не было для меня новостью. Конечно же, я, как и все, считаю, что уходит целая эпоха. Мне, как и всем, эгоистически жаль, но при этом я понимаю, что для Владимира Владимировича, которому я желаю только лучшего, в сложившейся ситуации это лучший выход. Это мое личное мнение.

– Почему вы так считаете?

– Потому что он очень много лет отработал на одном месте, пережил много трансформаций и кризисов, возможно, сейчас ему есть смысл заняться чем-то другим. Когда человек принимает такое решение, он наверняка думает о том, чем будет заниматься. Надеюсь, запасной аэродром у него есть. И я ему искренне этого желаю. Я ему, кстати, написала письмо сразу же после того, как о его уходе стало известно. И чувствовала себя поклонницей, которой ответил кумир, настолько даже не надеялась, что он увидит мое сообщение среди многих других. Мне было важно, чтобы он прочел то, что я ему написала.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Возвращаясь к теме вашего ухода. Увольняетесь только вы или забираете с собой кого-то из команды?

– Чтобы кого-то с собой забирать, надо четко понимать, куда [идешь]. Пока трогать никого не буду, более того, со всеми разговариваю о том, чтобы они оставались. Потому что на рынке сейчас сложная ситуация, и много людей, которые ищут работу. Так что просто выдергивать людей и просить идти за мной непонятно куда… Как-то безответственно, как минимум. Кто их кормить будет?

– Я правильно понимаю, вы не на конкретное место уходите?

– У меня есть идея одного проекта, которым я займусь прямо сейчас. Потому что ничего не делать не смогу. Но то, что я готова разговаривать о каких-то дополнительных вариантах сотрудничества с разными людьми – да.

– Вариантах телевидения, или, может, вернетесь к рекламе?

– Зависит от предложения. Я сейчас встречаюсь с людьми из разных сфер. Телевидение мне ближе, понятнее и роднее, как и производство, но зависит от того, что будет интереснее.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Многие сейчас за сериалы берутся. Не подумывали?

– Да я обо всем подумываю. Когда выходишь в мир из монтажки и прекращаешь заниматься чем-то однообразным, осознаешь, что мир такой большой! И в нем так много возможностей. Будем пытаться их находить и реализовывать. Почему нет?

– Вы также глава экспертного совета Украинской телеакадемии. В этом плане ничего не меняется?

– Нет, должность же все равно выборная, и она на год. Если у коллег будут какие-то вопросы касательно моей работы – переизберут. Я со своей стороны никакой активности прекращать не собираюсь, а там как пойдет.

– Лирическое отступление. Церемонию «VIVA! Самые красивые» в этом году отменили. Что слышно о «Телетриумфе» нет?

– Пока разговоров не было. Его проведение планируется на апрель. В отличие от «VIVA! Самые красивые», это не светское мероприятие — это мероприятие, которое помогает развивать индустрию. Кстати, в этом году мы планируем немного поменять структуру. Если ИТК, медиагруппы подтвердят новый формат, то теперь премия сможет проходить в два этапа. Были вполне аргументированные комментарии касательно системы оценивания, по этому поводу тоже ведется работа. Вообще, экспертный совет начал собираться достаточно часто, обсуждать методики оценивания, рассуждать, как сделать голосование более ответственным и прозрачным. Одна из гильдий, например, внутри себя приняла решение, что голосование будет открытым.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Возвращаясь к «Трансформации». Что вы думаете о ней в целом? Как она повлияет на жизнь холдинга?

– Не знаю, я не оракул. За время своей работы в холдинге я переживала две перепродажи канала, трех гендиректоров, и каждый раз казалось, что это конец света. Сейчас происходит что-то подобное. Я точно могу сказать, что какие бы страсти внутри ни бушевали, оно все равно в результате будет работать. Может просесть, а может и вырасти доля, продажи. Я это пережила, поэтому знаю, о чем говорю. Но, в любом случае, большая часть сотрудников продолжат работать и не пострадают, потому что хороших специалистов на рынке не так много, а в группе они как раз есть. Да, терки будут, но первый раз что ли?

– Что думаете по поводу списка будущих топ-менеджеров? Я, честно говоря, была удивлена.

– Большую часть из них я не знаю, что тут думать? Вику Вишнякову и Лену Маторину знаю — отличные специалисты, хорошо, что они получили такие должности, и желаю, чтобы у них все получилось, потому что будет нелегко. Людей, которые работали на СТБ, я лично не знаю, так что ничего не могу сказать.

– Так а кто же примет в свою «семью» проект «Ревизор»?

– Он уходит в студию Екатерины Ведмеденко. Она и будет им заниматься.

– А Анна Жижа остается в проекте?

– Да, как я уже говорила, свою команду я прошу остаться и не уходить, потому что альтернативы пока на рынке нет. А сидеть гордыми, но по домам и без денег – плохой вариант. Надеюсь, что Аня, как и всегда, будет связующим звеном. Это самый важный человек на трех ревизорских проектах. Даже когда запускались «Ревизор: Магазины», первое время Анна ездила с ними, потому что она своим присутствием подтверждала людям, которые видели съемочную группу, что это – реальный «Ревизор».

– Как происходит передача дел Екатерине?

– Пока никак. Я с ней встретилась в прошлый четверг, после этого она исчезла с моих радаров.

– Так кто будет после вашего ухода заниматься консультациями по «Ревизору»? Анна?

– У нас, как минимум, не один проект, а три. Анна – специалист по всему, что касается редактуры непосредственно «Ревизора». Она как редактор имела небольшое отношение к «Магазинам» и совсем не имела к «Страстям по Ревизору». Но есть же еще продюсеры Снежана Онищенко и Лина Радченко, есть руководители проектов Ирина Титаренко и Оксана Сидоренко, есть Данила Джепо – очень опытный режиссер, есть замечательная Маша Павличук – они и будут помогать. Но на «Страстях…» ситуация посложнее. Руководителя проекта там никогда не было, эти обязанности брала на себя я. Кто заменит, пока не знаю. Но Лина – очень опытный продюсер, потому надеюсь, что она сделает этот переход максимально плавным. Вообще, я готова консультировать, отвечать на вопросы, только мне их пока никто не задает.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Переживаете за будущее родного проекта? По-честному.

– Конечно, да. Этот проект я делала от и до, поэтому мне хотелось бы отдать его в надежные руки, а потом убедиться, что они действительно надежные. Надеюсь, так и случится.

– За эти 7 лет существования «Ревизора» вы реализовали множество идей, и многие наверняка планировали реализовать. Что не успели? И, может, отдадите их своей преемнице, чтобы реализовала она?

– Я считаю, что приходит новый человек, с новыми идеями, которые она и реализует. Свои я оставлю при себе и пристрою в другом месте.

– На «Новом канале» вы проработали 20 лет. Какими достижениями — своими и команды — за время гордитесь?

– Да всеми. Я же говорю: почитала резюме и поняла, что я вполне себе молодец. Когда продавала рекламу – продавала хорошо. Когда потребовалось создание треффик-службы – я ее с нуля сделала. Сейчас кому рассказать, что я была единственным на канале треффик-менеджером долгое время, никто не поверит. Я одна отвечала за создание монтажного листа эфира каждого дня – со всей рекламой внутри! Это ж ни выходных, ни отпусков, ни больничных, ни 8 марта. Ты просто сидишь и руками в Excel-файл вбиваешь каждую строчечку, каждый ролик. А потом копируешь столько, сколько надо по медиаплану. А потом подсчитываешь, чтоб за рамки квоты не выйти. Это все – вручную. И так я работала больше года. Только потом уже создали специальную программу по мной же написанному ТЗ. В общем, все это пережила. Потом рекламу продавала, потом коммерческим директором была, потом исполнительным. А потом мне все это надоело (а это происходит у меня примерно раз в четыре года), мне стало скучно, и я занялась «Ревизором», ушла в производство. Программа была часовой, затем хронометраж вырос, появилось пост-шоу, была написана Библия, ее начали продавать на разные территории, запустился спин-офф. К этому новому году я подготовила все для того, чтобы запустился еще один. Есть описание, оно ушло на утверждение. Мы сделали всю необходимую работу, дальше решение за другими людьми. Но развивать это будут уже совсем другие сотрудники. Из незакрытых гештальтов – не развили историю с мерчем. Наверное, банально не хватило сил и времени.

Ну, и главное достижение – мы создали бренд. Бренд «Ревизор». Мне было интересно из ничего создать что-то стоящее. И считаю, что все получилось усилиями всей команды.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Не могу не задать личный вопрос. С Ольгой Фреймут вы проявили себя как великодушнейший человек – несмотря на ее уход, ведение проекта-кальки и фразы вроде «о, тут висит табличка «Ревизор», но это уже неважно» в «Инспекторе», вы ее простили. А потом – начали снова с ней работать. Как так получилось, что ваши пути опять разошлись?

– Ольга – талантливый человек. Таким я очень многие вещи прощаю. Потому что эта искра божья явно не всем дана, и за это можно потерпеть какие-то вещи. Но надо точно понимать, ради чего. Мне казалось, что я понимаю. Когда стало понятно, что Ольге нужен новый проект, мы попытались его сделать. Пилот был хороший. Не потому, что он наш, он объективно хороший. К тому, что происходило потом, я не имею отношения, но цифры говорят за себя. Это сильно отличалось от того, что снимали мы. Я бы снимала по-другому, но уже не сделала, поэтому не о чем говорить. Мы просто разошлись.

– Сейчас с ней общаетесь? Она наверняка знает о вашем уходе. Не звонила, не писала?

– Со мной она не связывалась.

– Кстати, раз уж выпала возможность. Все хотела спросить. Вы ведь ездили в Лос-Анджелес к создателям The Ellen Show. Расскажите, как это происходило, о чем общались, какие советы они давали, какие условия ставили.

– Это было смешно и прекрасно одновременно. Мы летали втроем: Оля, я и Аня Жижа. Поскольку мы – люди очень экономные, то полетели бюджетно. Честно говоря, если одна итальянская авиакомпания (не буду говорить ее название) когда-нибудь разорится, я не расстроюсь. Потому что межконтинентальный рейс на самолете, где пространства для ног между сидениями не существует в принципе – это издевательство. 11 часов перелет!

В Штатах мы жили в мотеле, который находился в дорожной петле, со всех сторон грохотали машины. Окно было заделано, дверь служила и за него. Я спала с открытой дверью, потому что мне нужен свежий воздух. Мимо ходили странные люди – очень уж был бюджетный мотель. Периодически попахивало марихуаной, потому что это Лос-Анджелес. Тараканов не было, потому что там им есть нечего. В общем, сон был такой себе. Передвигались мы на арендной машине, Оля была за рулем, потому что такси обошлось бы очень дорого. И четыре дня мы ездили на студию Warner Bros. Общались с персоналом, нас учили, нам устраивали экскурсии, с нами разговаривали, выслушивали идеи. Такое чувство, что нас проверяли на то, насколько нам можно доверить проект. Из приятного – я подметила, что они делают много чего, что мы уже реализовали в «Страстях по Ревизору» в плане технологии. Все-таки и то, и то – ток-шоу. Я прямо тихо гордилась. В общем, в основном мы говорили, много говорили.

– С Эллен общались?

– Ну, очень коротко, буквально пара предложений. Я бы не сказала, что кто-то из нас может сказать: «Боже, я общалась с Эллен». Ничего подобного. Ее вывели в коридор, вокруг было много народа. Эллен сказала Оле: «Никогда не забывай, что команда – это важно, именно она делает шоу». А потом добавила, что «моя команда меня очень любит, потому что я им много плачу» (улыбается). Позже я наблюдала, как проходят репетиции, и понимала: ее любят. Хотя было понятно, что Эллен – далеко не такой одуванчик, как кажется. Но на ее репетиции люди смеются, им весело. И они ее точно уважают. Кстати, возвращаясь к вопросу «Страстей…» – у Сережи Притулы такое же есть. Он может злиться, когда кто-то из команды что-то упускает, но на него не обижаются. Да и зрители в зале его обожают.

«Локотко неоднократно пытался убедить меня этого не делать». Виктория Бурдукова об увольнении с «Нового канала», работе с Фреймут и будущем «Ревизора»

– Ну, и напоследок. Как человек, создавший одно из самых успешных реалити на канале, скажите: у каких проектов в холдинге есть будущее?

– Холдингу StarLightMedia пока нужен только один проект – завершить «Трансформацию». Все остальное приложится. Здесь есть огромное количество людей, которые любят свою работу, и если все гуманно зафиналится, они сотворят чудо. Но для этого им надо быть мотивированными, чувствовать себя нужными, не переживать за свою судьбу. Да и рекламодателей важно не потерять, они все-таки должны нести деньги, ведь слухи на внешний рынок все равно просачиваются.

Когда это закончится, можно думать о мегапроектах. Если уже конкретно о них говорить, то, как по мне, неплохо заходит юмор, потому что зрители устали от негатива; развлекательные студийки хорошие цифры собирают; проекты со звездами, причем на всех каналах, если они правильно сделаны. Зрителя тяжело удержать, потому я желаю удачи и сил тем, кто возьмется за это.

Я же, со своей стороны, желаю Виктории хорошенько отдохнуть, чтобы приступить к новой работе (а я уверена, что у нее она появится очень скоро) с новыми силами и свежими идеями.

Источник

Порошенко обещает в ближайшее время провести референдум В Немышлянском районе задержали автовора с поличным Google следит за пользователями смартфонов на Android Юдаев в суде обьявил голодовку Пожар на улице Чигирина: эвакуировали троих человек

Лента новостей