Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Диетологи в один голос утверждают, что завтрак — самая важная часть дня, пренебрегать которой никак нельзя. Обычно я выступаю за свободу питания, но здесь не согласиться не могу. И дело вовсе не в приемах пищи по часам. Несколько месяцев назад компания Media Resources Management решила сделать стандартный утренний ритуал еще полезнее, добавив к нему приставку «медиа-». Задумку вы знаете: маститые медийщики собираются за чашечкой бодрящего кофе, чтобы обсудить наболевшие проблемы индустрии.

Так вот, вчера состоялось уже третье по счету заседание клуба любителей ранних подъемов и умных разговоров, в этот раз — на тему введения языковых квот в отечественном телеэфире. Вопрос, сами понимаете, серьезный, и обсуждать его позвали не менее серьезных людей — программного директора Плюсов Андрея Коваля, гендиректора канала «НЛО TV» Ивана Букреева и генпродюсера Friends Production Алексея Гончаренко. Что и как они обсуждали — расскажу вам прямо сейчас.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Чтобы мозги работали как можно лучше, нужно принимать внутрь побольше углеводов

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Сразу представлю вам бессменного модератора мероприятия Артема Вакалюка. Спикеров все время нужно направлять в конструктивное русло, поэтому готовился он тщательно

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Галине Грубляк его заботы в этот день неведомы, поэтому она просто ждет начала действа

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Кто из спикеров рано приходит, у того остается время поговорить с коллегами «за жизнь»

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Все на месте, кофе разлит по чашкам — можно начинать

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Тем более, что зрительские места в импровизированном зале уже заняты…

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

…а онлайн-трансляция вовсю идет

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Подготовка прошла не зря, поэтому Вакалюк не стал ходить вокруг да около, сразу перейдя к сути. «Мы уже говорили о сценарных проблемах, о вопросах структуры украинского эфира, а сейчас нам показалось, что очень горячей темой является введение языковых квот», — озвучил он тему встречи.

Припомнив, что, вообще-то, такие квоты для отечественной индустрии — не новость, модератор отметил, что, судя по настрою наших законодателей, теперь их точно придется выполнять. А раз закон о них вступает в силу совсем скоро — 13 октября, то и обсудить его влияние на медиарынок — самое время.

Готовясь к очередному «Медиазавтраку», в MRM проанализировали ситуацию с квотами на всем постсоветском пространстве, чтобы лучше понимать, чего ждать Украине. Данные получились весьма любопытными:

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

«В России квот нет вообще: прописано, что вещать можно на русском, а также на языках нацменьшинств, но по факту все вещают на русском. Также квот нет в Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане. В Беларуси квот тоже нет, но в законе указано, что вещать можно на русском и белорусском языках. Квоты есть в Армении (65%), Азербайджане (100%), Казахстане (50%) и Кыргызстане (не менее 50%). Самая интересная ситуация — в Молдове. У них есть норма о 80% контента местного или европейского производства, но при этом не указано, сколько должно быть местного, а сколько европейского. Указано лишь то, что 80% местного контента должно быть на молдавском, но на деле строгих квот там тоже нет», — поделился мудростью Вакалюк, после чего озадачил спикеров вопросом, как введение квот повлияет на представляемые ими компании.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Ближе всех к модератору устроился представитель Плюсов, так что и право первого слова — за ним

— Не думаю, что мы являемся какой-то уникальной компанией в этом отношении. По нашему эфиру видно, что программ на русском языке у нас достаточно много. Для компании в целом, думаю, это будет достаточно ощутимое изменение, для «1+1» — менее, для ТЕТ и «2+2» — более. Закон действительно вступает в силу в октябре, но у нас, благодаря нашим законодателям, есть год форы: именно столько будет действовать норма о том, что продукт, произведенный по заказу компании, независимо от того, кем он произведен, будет считаться украиноязычным. Подозреваю, она была введена именно для того, чтобы компании могли безболезненно перестроить свои бизнес-процессы. Мы, собственно, уже начали процесс. Большинство продуктов, которые сейчас находятся в разработке, готовятся с учетом новых норм в законодательстве.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Андрей отметил, что не считает квоты чем-то особенно страшным: в свое время их введение пережили рекламщики, кинодистрибуторы и радийщики, а значит, и телевидение справится. «Государство считает, что это важно, а мы претендуем на его частотный ресурс. Думать и говорить можно что угодно, но нужно играть по правилам и выполнять поставленные требования», — оптимистично резюмировал Коваль.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Иван Букреев соседа по столу слушал очень внимательно, а когда пришло время говорить, сосредоточился на том, как грядущее введение квот повлияло на жизнь его канала

— Я согласен с коллегой: очень важно, что у нас есть переходный период до октября 2018 года. Готовиться к переводу производства на украинский язык мы начали еще с весны прошлого года, плотно работали с разными продакшенами. В итоге, начиная с осени нынешнего года, все передачи у нас будут на украинском, новопроизведенные ситкомы — тоже, — бодро отметил глава «НЛО TV».

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

К чему такие усилия, спросите вы? Все просто: Букреев признался, что не верит в дубляж даже собственных проектов, поскольку юмористическая специфика очень затрудняет этот процесс. Так что если эфир «НЛО TV» и будет дублирован с русского, то лишь частично.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Алексею Гончаренко проблемы маленьких и больших каналов чужды, зато он, как никто, знает толк в производстве. Поэтому и говорил он от лица продакшенов — усложнят ли квоты их жизнь, и если да, то насколько

— Вообще-то, в проект «От пацанки до панянки» пришла Ольга Фреймут — самая украиноязычная ведущая в стране, так что тут у нас проблем нет. Что касается нашего проекта для канала ТЕТ — «Барышня-крестьянка» — то там ведущих нет, и я не знаю, как будет считаться язык в таком случае. Наверное, в производстве реалити в этом смысле будет проще, — выразил он надежду.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Но ее тут же разбил Андрей Коваль: «В законе еще есть дыры, но считать будут всех: и участников, и ведущих»

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Обдумав услышанное, Алексей немного расстроился: «Тогда, конечно, сложнее. Будут у нас в участниках только представители Западной Украины».

Но долго расстраиваться за завтраком не принято, поэтому Гончаренко перешел к более любопытной теме — производству сериалов на украинском языке. «Здесь есть одна большая проблема. Она некритична, преодолима, но все же существует. В первую очередь, это касается актеров и сценаристов. Им сложно органично говорить и писать на украинском языке, потому что в быту они его не используют».

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Руководитель промогруппы Star Media Алексей Шульдешов внимательно прислушался — что-что, а производство сериалов его точно интересует

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Вслед за Алексеем, о сериалах заговорил и Букреев: «Действительно, если сценарист привык писать на русском, то его украинский на бумаге будет выглядеть сухо и неестественно. С актерами точно так же. Задумывая новые проекты, мы сразу планируем их на украинском, и каст подбираем соответствующий. Куда сложнее с уже существующим контентом».

И вот вам любопытный факт от Букреева: оказывается, на «НЛО TV» задумались о перезапуске проекта «СуперКопы» на украинском сразу после первого сезона. Но выяснилось, что сделать это не так-то просто, ведь практически все актеры русскоговорящие, и чтобы их украинский звучал убедительно, нужно много времени. Так второй сезон остался без изменений, зато в третьем зрителей ждет большой сюрприз!

Завернув на улицу сериального производства, спикеры не могли не вспомнить о том, что в ближайшем будущем государство планирует начать его финансовую поддержку.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Удивительно, но вместо радости они, оказывается, испытывают недоумение

Все трое сошлись на том, что затея с госфинансированием сериалов немного странная, а Иван и вовсе развил мысль, что в перспективе она может навредить рынку: «Во-первых, не очень понятно, зачем вообще государству инвестировать в сериалы. Одно дело — полный метр, когда теоретически можно претендовать на долю в прокате, а здесь… Разве что, это будет какой-то идеологический заказ. Моя личная скорбь и боязнь, связанная с инвестициями государства в киносериальную продукцию, состоит в том, что это вызовет — уже, в общем-то, вызывает — перегрев рынка. У нас не так много профессионалов в индустрии, чтобы обеспечить тот объем контента, который сегодня производится. В любом случае, мы будем производить, но цены, в том числе за счет инвестиций государства, будут расти. А канал же в момент не начнет резко много зарабатывать».

Чтобы не быть голословным, Иван привел в пример любопытные цифры: актер, чьи услуги еще вчера стоили условные 2,5 тыс грн, сегодня просит 9 тыс. Ничего себе, инфляция!

Немного порассуждав, спикеры все же пришли к общему знаменателю в том, что в производстве некоторых сериальных проектов без серьезных денежных вливаний не обойтись.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

«Мы все в основном снимаем современные городские истории, — объяснил Гончаренко. — Но, к примеру, исторические сериалы требуют куда бОльших вложений, бюджеты сразу же возрастают в 2-3 раза. Возможно, в этом случае поддержка государства была бы кстати».

Согласился с этим и Коваль: «Если канал придумал большой и крутой проект, но понимает, что сам его не потянет, то инвестиции государства в таком случае будут кстати. Но, для начала, нужно понимать критерии, по которым эти средства будут выделяться».

Участники «МедиаЗавтрака» уже готовы были сойтись на том, что больших проблем для рынка введение квот не принесет — в конце концов, все находятся в равных условиях, есть переходный период, и даже непростой вопрос с производством реалити у Гончаренко еще есть время решить.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Но тут к дискуссии решил присоединиться директор по развитию сети вещателя HD Fashion and Lifestyle Андрей Соломаха

Больше всего его сегодня волнует то, что спутниковые каналы тоже попадают под действие закона о квотах, что, в свою очередь, может нанести заметный урон их распространению. «Если говорить о вещании HD Fashion в Украине, то проблемы здесь минимальны, перестроиться нам будет легко. Но введение закона разрушит все наши планы по международной дистрибуции. Если сейчас украинский спутниковый канал с 5% украиноязычного контента может заинтересовать, скажем, страны Балтии, то с 75% такого контента мы там никому не нужны», — печально отметил Соломаха.

Есть ли жизнь после квот, к чему приведет украинизация телеэфира и другие загадки законодательства на третьем «Медиазавтраке с MRM»

Сегодня, по его словам, выход из ситуации видится только в том, чтобы сдать украинскую лицензию, а вместо нее получить европейскую — тогда никакие квоты спутниковому вещателю будут не страшны

За HD Fashion and Lifestyle, конечно, обидно, но в остальном разговор оставил приятное послевкусие: общенациональные каналы могут заламывать руки, но в целом квотирование они точно переживут.

На этой мажорной ноте гости и участники третьего «МедиаЗавтрака» допили свой кофе, дожевали круассаны и разбрелись по рабочим местам. А организаторы, я уверена, уже думают над темой следующей дискуссии, и получится она не менее интересной и насыщенной.

Источник

Скончался солист оперного театра Сергей Шадрин В Харькове поймали квартирного вора На границе с Россией задержали нарушителя Хоккеист подрался с работником арены, чистившим лед ДТП на Сумской. Задержанной водителю Лексуса оглашено подозрение

Лента новостей